Атом Эгоян



Назвать своего сына столь экзотическим именем, как Атом, способны были лишь родители-оригиналы со стойким чувством юмора. Отправить же своих детей из египетского Каира, где они родились, в Канаду, причем не в Торонто или Монреаль, где существовали большие армянские общины, а в провинциальную столицу Британской Колумбии, в город Виктория – для этого нужно быть родителями-экстремалами. Но эти родительские решения имели под собой определенную подоплеку – на имя Атом супругов Эгоян вдохновило открытие в Египте в год рождения сына атомной электростанции, а на переезд – желание дать детям качественное образование. Видимо, с этой же целью для более быстрого вхождения в англоязычную среду дети полностью исключили из жизни свой родной язык.

«Никогда не теряй времени на сравнение себя с другими. Есть множество людей, которые бесплатно окажут тебе эту услугу».

Атом еще ребенком пристрастился к чтению. Театр же завораживал мальчика – будучи школьников он сочинял рассказы и пьесы и делал попытки ставить по ним спектакли. И все же ни литература, ни театр не захватили его полностью. Победил интерес к кино.

В Университете Торонто, в котором Эгоян учился одновременно по двум специальностям – «международные отношения» и «классическая гитара», забраковали одну из его пьес для студенческого театра. Тогда он решил на основе этой пьесы сделать короткометражный фильм, хотя не имел ни малейшего опыта работы с камерой - с этой целью он вступил в местный киноклуб. И случилось удивительное – Атом ощутил, что все его предыдущие желания и стремления полностью затмеваются чем-то совершенно новым.

За период учебы в университете Атом снял несколько короткометражек. А в процессе работы над своим первым полнометражным кинофильмом «Ближайший родственник» (1984) Эгоян окончательно уверился в том, чтобы навсегда связать свою жизнь с кинематографом. К слову, эта комедийная драма о коллективном семейном посещении психотерапевта была отмечена двумя призами на Международном кинофестивале Мангейм-Хайдельберг.

Молодой режиссер изначально очертил тему, которая станет лейтмотивом его последующих фильмов – тему человеческого одиночества в этом быстро меняющемся мире.

Набирая профессиональную высоту, Эгоян демонстрирует свою творческую многоплановость – он выступает в своих фильмах в качестве сценариста, оператора, монтажера, а позже и продюсера. И характерной особенностью режиссера станет не доверять никому, за некоторыми исключениями, окончательный монтаж фильма.

«Найти собственный стиль – это очень сложно, ибо нужно уметь освобождаться от иных влияний и стилей. Быть свободным от внешнего мира, а также влияния своих предыдущих работ».

Не давая себе ни малейшего послабления в работе и участвуя в качестве режиссера в сериальных постановках «Сумеречная зона» и «Альфред Хичкок представляет», Эгоян приступает к своей второй полнометражной картине «Семейный просмотр» (1987). Канадское кинематографическое сообщество, оценив уникальные способности Эгояна, определило режиссера в элитный круг мастеров отечественного артхаусного кино, отметив картину семью номинациями национальной премии «Genie».

В этой драме режиссер подвергает анализу внутренний мир современника. Причем делает это очень умело – исследуя человеческие противоречия через призму иронической горечи и уничижающего сарказма, Эгоян особо акцентирует роль негативного воздействия теле- и видео-коммуникаций на социальный аспект жизни человека. Войдя в каждый дом и заполонив все внутреннее пространство человека, современные технологии времяпрепровождения не оставляют места для общения с родными, делают их лишними и воспринимаются как препятствия в удовлетворении созерцания «культурных телевизионных ценностей».

Пагубность отчужденности между близкими людьми, угрожающая распаду семейных ценностей – вовсе не аморфная проблема, взятая режиссером из ниоткуда. Когда родители Атома определили его бабушку в дом престарелых, он расценил это как предательство – семьи, рода, традиций. В знак протеста, прекрасно владея родным армянским языком, Атом принципиально перестал на нем разговаривать.

«Не расстраивайся от того, что не можешь быть там, где хочешь. Это постоянное чувство вожделения называется просто стремлением. Стремление – твой друг».

К слову, на своей исторической родине Эгоян побывал, уже перевалив за четвертый десяток лет своей жизни. В 1991 году транзитом через Москву (его провокационный фильм «Страховой агент», обличающий современные человеческие нравы, стал победителем в номинации «Специальный серебряный Георгий» на Московском международном кинофестивале), он посетил Армению. «Всю свою жизнь чувствовал себя армянином, хоть и умозрительно». Драма «Календарь» (1993) о супружеской паре, стала первой картиной Эгояна, которую он выстроил на армянском ландшафте.

«Съемки фильма – странное и нервное вдохновение. Иногда приходится уговаривать и/или принуждать людей делать такие вещи, которые бы им и в голову не пришли».

Депрессивный, удручающий метафорический мир на фоне жизненной проблематики своих героев, позволяет Эгояну насытить рассказанную им киноисторию собственными фантазиями и воображением. Режиссер не отрицает, что сплав образов, живущих в глубинах его подсознания, определяет эстетический принцип его творчества. И таким образом, основа драматического повествования обволакивается таинственностью, за которой изысканно скрывается еле уловимый второй план. Аналогичный прием используется режиссером для построения характеров своих персонажей.

Этот принцип усложненности Эгоян использует в своем знаковом фильме «Экзотика» (1994), причем доводит эту усложненность до абсурдистского мейнстрима. В этой психологической драме с элементами триллера Эгоян, желая погрузиться в сложный внутренний мир человека, применяет довольно известный прием – переключение сюжетных линий с периодическими отсылками в прошлое. Это позволяет режиссеру наполнить картину атмосферой загадочности, а запутанность сюжетных линий почти всех персонажей создает пленительность тайны.

Эгояна, который своей работой продемонстрировал столь удивительный, самобытный индивидуализм, высоко отметило жюри Каннского кинофестиваля. «Экзотика» в Каннах стала победителем ФИПРЕССИ – приза международной ассоциации кинокритиков, а также удостоилась престижной номинации на Золотую пальмовую ветвь. Именно после этого фильма молодого режиссера окрестили канадским Вендерсом.

Предъявив на суд общественности свою следующую картину, Эгоян окончательно утвердил себя в роли талантливого создателя независимых фильмов, киноспециалиста по исследованию темных и загадочных сторон человеческих взаимоотношений и заполучил свое почетное место в нише авторского кино.

Экзистенциальная драма «Славное будущее» о человеческом горе с переплетением нескольких судеб и с перемещением событий во времени – фильм эпатирующий, почти философский, размытый горькой иронией. Картина стала настоящим кинематографическим событием 1997 года, а Эгоян, как режиссер, продемонстрировал свою творческую мощь и возросшее мастерство.

В основу «Славного будущего» легло одноименное произведение Рассела Бэнкса, повествующее о том, как в провинциальном канадском городке затонул автобус с детьми. Главный герой фильма – приезжий адвокат Митчелл Стивенс (Иэн Хольм) пытается убедить родителей начать судебное дело против виновников аварии. Но у обезумевших от горя и непреодолимой боли родителей, замкнутых в тисках своих страданий, нет ни воли, ни сил, ни желания затевать этот процесс. Надрывность психологической глубины повествования усугубляется судьбой самого Митчелла, у которого собственная боль – прерванная связь с наркозависимой дочерью.

Картина «Славное будущее» получила на Каннском кинофестивале три статуэтки – Большой приз жюри (Гран-при), приз международной ассоциации кинокритиков (ФИПРЕССИ), приз экуменического (христианского) жюри. Фильм также оценила Американская академия кинематографических искусств и наук, отметив его в двух номинациях на – Лучший режиссер и Лучший адаптированный сценарий.

Эта работа, несомненно, закрепила и преумножила успех первых фильмов Атома Эгояна. Отныне каждая картина режиссера становится объектом пристального внимания Каннского кинофестиваля, и почти каждая проходит через престижную номинацию на Золотую пальмовую ветвь.

«Арарат» – глубоко личный фильм. Я хотел извиниться перед родиной предков за забвение, которому мой народ был предан волею истории».

Эгояна, как рефлексирующего человека и глубокомыслящего художника, неизменно преследует, в силу отсутствия с самого детства армянского окружения, ощущение нехватки так называемого национального самосознания. Приблизившись к самому важному этапу – этапу самоидентификации, режиссер создает главную картину своей жизни – «Арарат» (2002). Психологическую драму, в основе которой заложена одна из страшных страниц человеческой истории – истребление младотурками полутора миллиона армян в Османской империи в 1915 году.

Генетическая память, переплетенная с личными авторскими переживаниями, позволила Эгояну рассказать об этой трагедии, используя прием «фильм в фильме». Эгоян не был бы Эгояном, если бы не создал излюбленную тактику переплетения нескольких самостоятельных сюжетных линий, собирая их в единое целое.

Известный режиссер Эдвард Сароян (в исполнении Шарля Азнавура), снимающий фильм о геноциде армян в период Первой мировой войны, консультант по фильму Ани, водитель съемочной группы юный Раффи, история художника Аршиля Горки – темы этих персонажей в киноленте развиваются параллельно, насыщают картину правдивостью и трагизмом. В «Арарате» также снялась жена, муза и творческий соратник Эгояна - Арсинэ Ханджян сыграла в фильме одну из своих самых сильных ролей.

Эгоян убежден, что невозможно правдиво реконструировать историю на экране – от постановочных сцен отдавало бы фальшью. Режиссерской целью было не столько создание полномасштабного исторического полотна, сколько стремление обозначить исторический факт геноцида – «ведь многие в мире о нем до сих пор не знают, а турецкие власти отрицают факт планомерного уничтожения населения, доказывая, что это были пусть и массовые, но военные потери».

Фильм, заработавший в Канаде пять национальных премий «Genie», попал в конкурсную программу Каннского кинофестиваля. Однако, Эгоян отозвал «Арарат» из конкурса – его показали в рамках специального показа. Эгояну, как художнику претило, что жюри пришлось бы руководствоваться политическими соображениями.

Еще одну, не менее важную цель преследовал Эгоян, показывая, как исторические события воздействуют на умы сегодняшнего поколения. Это с точки зрения режиссера и есть наиглавнейшая проблема, ведь пережитая травма, «шрамы, полученные предками», переходя из поколения в поколение, порождают новые проблемы. Режиссер своим фильмом «Арарат» будто определяет для своих соотечественников, да и для всего человечества «формулу памяти»: «Вопрос не в том, что мы помним, а КАК помним. Качество памяти очень важно для того, чтобы предотвращать подобные трагедии. Забыть историю – большое искушение, но необходимость помнить прошлое неоспорима».

«Если из сценария ничего нельзя удалить без ущерба сюжету, раскрытию персонажей и общему тону-ритму повествования – значит, в нем нет изъянов».

Эгоян является рекордсменом по числу номинаций на каннскую Золотую пальмовую ветвь – «Экзотика» (1994), «Славное будущее» (1997), «Путешествие Фелиции» (1999), «Где скрывается правда» (2005), «Обожание» (2008), «Пленница» (2014).

Создающий сценарии для собственных фильмов Эгоян уверен, что хороший сценарий должен изобиловать наличием в нем большого количества деталей, а многослойность темы, ребусное построение сюжета лишь делают картину ярче и пластичнее.

Обволакивая зрителей вязкостью сюжета, липкостью ее тайны, свои последние фильмы Эгоян основывает на трагедии детских судеб. «Узел дьявола» (2013) с Колином Фертом и Риз Уизерспун, снятый по одноименной книге Мары Леверитт, - в этой картине Эгоян выдает свою версию убийства с особой жестокостью трех мальчиков. Фильм снят как судебное расследование, в котором показано несовершенство системы, где справедливость отодвинута на задний план ради общественного спокойствия.

Фильм в жанре саспенс «Пленница» (2013) с Райаном Рейнольдсом в главной роли, повествующий о похищении девочки, параллельно предлагает зрителям анатомию разрушения доверительных отношений супругов в период тяжелого отрезка жизни.

«Ничего никогда не получается так, как ты хочешь. Может быть лучше. Но никогда не будет правильным то, что ты себе воображал».

Лидер интеллектуального кино Нового Света, певец отчуждения, изысканный структуралист – какими только эпитетами не награждает Эгояна профессиональная братия. Сам же Эгоян, абстрагировавшись от этих весьма почетных характеристик, вывел для себя золотые заповеди, которые помогают ему в работе – они так и называются «Десять законов Атома Эгояна».

«Я чувствую себя избранным от того, что могу создавать фильмы – это стало неотъемлемой частью моего образа жизни. Это роскошный подарок судьбы, пусть порой и «опасный» – иметь возможность рассказывать истории, которые посмотрит весь мир».