Кира Найтли



Родившейся в 1985 году благодаря пари, заключённому родителями, Кире Найтли с детства было предрешено стать актрисой. Когда ей исполнилось шесть лет, у неё появился собственный агент, а через год — первая роль (эпизод в фильме «Royal Celebration»), потом небольшие эпизоды в фильмах «Деревенское дело» (1994), «Невинная ложь» (1995), «Искатели сокровищ» (1996) и «Возвращение домой» (1998). В 1999, наконец, выход на новый уровень – хоть выход и довольно забавного свойства — участие в «Звёздных войнах: Эпизод I. Скрытая угроза». У Джорджа Лукаса Кира оказалась исключительно благодаря сходству с Натали Портман, исполнявшей в эпизоде «Войн» одну из главных ролей: Найтли предстояло играть двойника королевы Амидалы.


Так или иначе, но Найтли попала в высшую лигу, и теперь ей оставалось лишь заполучить собственную главную роль. Такая роль появилась в 2002: спортивная мелодрама «Играй, как Бэкхем», номинированная на «Золотой глобус», стала ещё одним шагом к большой карьере. В 2002 же на телеэкраны вышел двухсерийный фильм «Доктор Живаго», экранизация бессмертного романа Бориса Пастернака, — первая роль Найтли в экранизациях, в последствие так много сделавших для её карьеры.

Уже в следующем году кинотеатры взорвали две картины, значившие немало не только для Найтли, но и для мирового кино в целом. Первая часть «Пиратов Карибского моря» — «Проклятие Чёрной жемчужины» — заставила лицезреть троицу Депп, Блум, Найтли всех и повсюду. Но если Депп очаровал зрителей и критиков неповторимыми ужимками, то за Найтли закрепилась слава худющей красотки, совсем не умеющей играть. Вторая её картина этого года «Реальная любовь» собрала всю элиту британской актёрской школы, но не могла дать Кире ничего в защиту. То, что она чрезвычайно мила, мелодрама подтверждала, но продемонстрировать актёрские способности шансов ей не предоставила. 

Скоро будут ещё две экранизации: в 2005 году «Гордость и предубеждение», за которую Найтли даже номинируют на «Оскар», но статуэтку, конечно же, не дадут, и в 2007-м — «Искупление», показанное в Каннах и показавшее серьёзный актёрский рост.

По чуть-чуть за Найтли закреплялся образ несколько дёрганой и мелодраматичной актрисы, повадками отдающей Шарлиз Терон из 90-х. Но этому мнению не удалось закрепиться. В том же 2005 выходит боевик Тони Скотта «Домино», где Кира с по-мальчишески короткими волосами, небрежно накрашенными глазами и крупнокалиберным стволом наперевес играет бандитку-героинщицу и подсвеченная жёлто-зелёным светом разрушает созданный вокруг себя канон. 


Потом будет долгая череда мелодрам, причём мелодрам разного порядка: сделанная как оммаж азиатскому кино, но довольно провальная работа «Шёлк», в которой Кире, по крайне мере, повезло с партнёром, — её блудного возлюбленного сыграл Майкл Питт; ретро-картина «Запретная любовь» в компании с Сиенной Миллер, Киллианом Мёрфи, Мэтью Ризом; «Прошлой ночью в Нью-Йорке», которая уже полностью выстроилась вокруг её внешности и использовала её авторские ужимки как достоинство фильма.

В 2011 году Кира играет в «Опасном методе» Дэвида Кроненберга. Канадец решает построить всю историю её персонажа на фирменной найтлиевской дёрганности: истеричная Сабина Шпильрейн — будто бы самокарикатура и самопародия.

Драма Кроненберга была принята по-разному, но вот карьера Киры (именно актёрская, а не звёздная) будто бы зашла в тупик. Но лишь «будто бы», потому что синхронно с выходом «Опасного метода» Джо Райт пригласил Найтли в свой очередной проект (он станет уже третьей их совместной работой): формалист Райт начинает воплощать свой отдающий безумием и невероятной притягательностью план. Экранизировать множество раз экранизированный роман Льва Толстого «Анна Каренина», причём предложив написать сценарий не абы кому, а великому постмодернисту Тому Стоппарду, автору пьес «Берега утопии», «Травести» и, конечно, «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Казалось бы, самая неподходящая кандидатка на роль главной скучающей аристократки русской литературы открыла Найтли с совершенно иной стороны. Но экранизация Райта вообще переосмыслила все свои объекты: от неожиданно великолепно играющей Киры, неожиданно некрасивого Джуда Лоу до неожиданной достоевщины в романе Толстого и неожиданной же театрализации всего происходящего.



Номинаций на «Оскар» актриса не удостоилась, но зато после картины стало очевидно, что номинации — а то и премии — её ждут впереди, и что самопародии больше не актуальны. И действительно, в 2014 году на большие экраны вышла военно-математическая драма «Игра в имитацию», получившая немало номинаций американской киноакадемии, среди которых была и «лучшая женская роль». Найтли составили сильную конкуренцию, статуэтку вполне заслуженно получила Патриция Аркетт за «Отрочество», но Кира перестала быть актрисой для мелодрам — их, конечно, будет ещё много, но выйти за рамки ей удалось, и удалось убедить в своём успехе критиков и зрителей.