Кира Найтли



Родившейся в 1985 году благодаря пари, заключённому родителями, Кире Найтли с детства было предрешено стать актрисой. Когда ей исполнилось шесть лет, у неё появился собственный агент, а через год — первая роль (эпизод в фильме «Royal Celebration»), потом небольшие эпизоды в фильмах «Деревенское дело» (1994), «Невинная ложь» (1995), «Искатели сокровищ» (1996) и «Возвращение домой» (1998). В 1999, наконец, выход на новый уровень – хоть выход и довольно забавного свойства — участие в «Звёздных войнах: Эпизод I. Скрытая угроза»


У Джорджа Лукаса Кира оказалась исключительно благодаря сходству с Натали Портман, исполнявшей в эпизоде «Войн» одну из главных ролей: Найтли предстояло играть двойника королевы Амидалы.

Так или иначе, но Найтли попала в высшую лигу, и теперь ей оставалось лишь заполучить собственную главную роль. Такая роль появилась в 2002-м: спортивная мелодрама «Играй, как Бэкхем», номинированная на «Золотой глобус», стала ещё одним шагом к большой карьере по-настоящему популярной актрисы. В 2002-м же на телеэкраны вышел двухсерийный фильм «Доктор Живаго», экранизация бессмертного романа Бориса Пастернака, — первая роль Найтли в экранизациях, в последствие так много сделавших для её карьеры.

Уже в следующем году кинотеатры взорвали две картины, значившие немало не только для Найтли, но и для мирового кино в целом. Первая часть Пиратов Карибского моря — «Проклятие Чёрной жемчужины» заставило говорить и лицезреть троицу Депп, Блум, Найтли всех и повсюду. Но если Депп очаровал зрителей и критиков неповторимыми ужимками, то за Найтли закрепилась слава худющей красотки, совсем не умеющей играть. Вторая её картина этого года — «Реальная любовь», собравшая в себе всю элиту британской актёрской школы, не могла сказать о Кире ничего в защиту. То, что она красотка и чрезвычайно мила, мелодрама подтверждала, но продемонстрировать актёрские способности шансов ей не предоставила. 

Скоро будут ещё две экранизации: в 2005-м году — «Гордость и предубеждение», за которую Найтли даже номинируют на «Оскар», но статуэтку, конечно же, не дадут, и в 2007-м — «Искупление», показанное в Каннах и продемонстрировавшее серьёзный актёрский рост, красивое и формалистское, но не то, чтобы сильно глубокое.

По чуть-чуть за Найтли закреплялся образ несколько дёрганой и мелодраматичной актрисы, повадками отдающей Шарлиз Терон из 90-х. Но этому мнению не удавалось вполне закрепиться, и не только благодаря номинациям на престижные премии, но и из-за выбивающихся из этого наблюдения зрителей киноработам. В том же 2005-м выходит боевик Тони Скотта «Домино», где Кира с по-мальчишески короткими волосами, небрежно накрашенными глазами и крупнокалиберным стволом наперевес играет бандитку-героинщицу и подсвеченная жёлто-зелёным светом при сумасшедшем монтаже разрушает созданный вокруг себя канон. 


Потом будет долгая череда мелодрам, причём мелодрам совсем разного порядка: сделанная как оммаж азиатскому кино, но довольно провальная работа «Шёлк», в которой Кире, по крайне мере, повезло с партнёром, — её блудного возлюбленного сыграл Майкл Питт; ретро-картина «Запретная любовь» в компании с Сиенной Миллер, Киллианом Мёрфи, Мэтью Ризом; «Прошлой ночью в Нью-Йорке», которая уже полностью выстроилась вокруг её внешности и использующая её «авторские» ужимки в плюс фильму.

В 2011 году Кира играет в «Опасном методе» Дэвида Кроненберга, который решает построить всю историю её персонажа на фирменной найтлиевской дёрганности: истеричная Сабина Шпильрейн по критичному (как им положено) замечанию критиков — будто бы самокарикатура и самопародия.

Драма канадца была принята по-разному, но вот карьера Киры (именно актёрская, а не звёздная) будто бы зашла в тупик. Но лишь «будто бы», потому что синхронно с выходом «Опасного метода» Джо Райт пригласил Найтли в свой очередной проект (он станет уже третьей их совместной работой): формалист Райт начинает воплощать свой отдающий безумием и невероятной притягательностью план. Экранизировать множество раз экранизированный роман Льва Толстого «Анна Каренина», причём предложив написать сценарий не абы кому, а великому авангардисту-постмодернисту Тому Стоппарду, автору пьес «Берега утопии», «Травести» и, конечно, «Розенкранц и Гильденстерн мертвы». Казалось бы, самая неподходящая кандидатка на роль главной скучающей аристократки русской литературы, как ни банально звучит, открыла Найтли с совершенно иной стороны. Но экранизация Райта вообще переосмыслила все свои объекты: от неожиданно великолепно играющей Киры, неожиданно некрасивого Джуда Лоу до неожиданной достоевщины в романе Толстого и неожиданной же театрализации всего происходящего.



Номинаций на «Оскар» актриса не удостоилась, но зато после картины стало очевидно, что номинации — а то и премии — её ждут впереди, и что самопародии больше не актуальны. И действительно, в 2014 году на большие экраны вышла военно-математическая драма «Игра в имитацию», получившая немало номинаций американской киноакадемии, среди которых была и «лучшая женская роль». Найтли составили сильную конкуренцию, статуэтку вполне заслуженно получила Патриция Аркетт за «Отрочество», но Кира перестала быть актрисой сугубо для мелодрам — их, конечно, будет ещё много, но выйти за рамки ей удалось, и удалось убедить в своём успехе критиков и зрителей.